07.04.2018

Большое пасхальное интервью митрополита Вятского и Слободского Марка

Официальная газета правительства Кировской области «Кировская правда» опубликовала большое пасхальное интервью митрополита Вятского и Слободского Марка.

Митрополит Вятский и Слободской Марк нечасто даёт интервью. Накануне праздника Великой Пасхи Владыка сделал исключение для «Кировской правды». Он рассказал о возрождении вятских храмов, о том, что для него значит Великорецкий крестный ход, о памятнике царской семье, который может скоро появиться в областном центре, а ещё о том, как служба на Вятке отличается от службы в Хабаровске…

– Владыка, Вы уже более 20 лет несёте служение в архиерейском сане, семь из них – на Вятке. А как начинался этот путь?

– Жизнь интересно сложилась. Избрав путь священнического служения, я мечтал попасть в Троице-Сергиеву Лавру, стать монахом этой обители – по примеру преподобного Сергия Радонежского, который для меня не просто пример, а высота духовного, патриотического делания.

Попасть в Троице-Сергиеву Лавру можно было только после семинарии. В ту пору поступить туда было непросто – светская власть препятствовала, особенно людям из центральных и столичных городов. А у меня ещё и папа был военный, поэтому препятствия оказались даже более серьёзные.

Но по благословению своего духовника я всё-таки оставил работу, учёбу в институте и поступил в Московские Духовные школы, которые располагались в стенах Троице-Сергиевой лавры, чтобы после окончания перейти в монастырь, принять постриг.

Человек предполагает, а Бог располагает. В святую обитель я попал, стал насельником Лавры преподобного Сергия. Но в год окончания академии был возведён в сан епископа, а дальше направлен в Хабаровскую епархию, которая включала в себя Хабаровский край и Еврейскую автономную область. За время служения, за 16 с половиной лет, удалось образовать и новую епархию в Еврейской автономной области, и управлять параллельно со своей епархией Сахалином. А через некоторое время – десять месяцев – Чукоткой, где была сложная ситуация и опасность раскола. Пришлось и за эту епархию побороться.

А до всего этого, ещё учась в академии, я почти три года служил в Астрахани, был наместником в астраханском кремле.

– Можно ли говорить о принципиальных различиях в служении в Астрахани, на Чукотке, в Хабаровске и на Вятке?

– Каждая епархия – со своими особенностями. Особенность Хабаровской в том, что она находится в непосредственной близости к границе с Китаем. Рядом и Япония, которая претендовала и претендует на наши территории. Поэтому особенности, конечно, есть.

Вятка не граничит с другими государствами. Но здесь свои условия проживания, особенности характера живущих здесь людей, свои история, духовное и историческое наследие. Поэтому на Вятке одной из первоочередных задач стало восстановление храмов.

– А что проще – строить новые храмы или восстанавливать разрушенные?

– И то, и другое сложно. Восстанавливая старые храмы, необходимо понять и постичь задумку тех людей, которые их когда-то строили, понять смысл, который они вкладывали в эти строения и в их форму. Каждая эпоха отражена в архитектуре своих храмов, и в каждом историческом моменте было и есть время для подвига.

Было время столпников, было время исповедников, было время преподобных, было время юродивых.

Увидеть замысел строителей того времени, а подчас даже приумножить это духовно-историческое наследие – наша задача. В то же время, когда строится новый храм, ты уже сам закладываешь в него те мысли, тот опыт, который ты стяжал на этот момент.

Мы неоднократно говорили и будем говорить, что икона – это богословие в красках, что Священное Писание – это богословие, зафиксированное в текстах, а храмы – это богословие в камне. То, как устроен храм, говорит о нашем с вами устроении. В Священном Писании есть слова: «Дух творит себе форму». Развратить человека легко и быстро. И храм разрушить – тоже легко. Но после развращения человека попробуй снова поставить его на путь истинный. Это уже гораздо более сложный и длительный путь. То же самое и с восстановлением храмов. Это длительный путь, и трудности этого пути связаны не столько с финансами, сколько с нашим внутренним устроением.

– В областном центре активно возрождается Спасский собор. Радует глаз новый золотой купол, который видно из самых разных точек города…

– Спасский собор, конечно, радует. Когда я был назначен сюда и увидел Спасский собор, сказал себе, что восстановить его, наверное, будет самой большой целью моей жизни. Конечно, есть особенности его восстановления, чисто технические. Но всё решаемо.

Спасский собор очень важен в истории государства Российского. Во время моровой язвы отсюда забрали икону Спаса Нерукотворного. Она была привезена в Москву, водружена на одну из башен Кремля, которая впоследствии стала называться Спасской.

Поэтому наш собор, наша с вами Вятка глубокими корнями связаны со столицей Российского государства. Хотелось бы увидеть храм во всей своей красе, чтобы он отображал как нашу внутреннюю культуру, так и наше духовное устроение.

– Какие ещё вятские святыни сегодня восстанавливаются в регионе и какие ждут своего часа?

– Конечно, хочется, чтобы наш Трифонов монастырь предстал во всей своей красе. Здесь хранится величайшая святыня – один из чтимых списков Великорецкий иконы святителя Николая Чудотворца, в честь которого уже шесть веков проходит по Вятской земле крестный ход. Хочется восстановить комплекс в селе Великорецком. Там идут работы. Очень радует работа по восстановлению храма в Бахте. В селе Волково трудится не покладая рук, возрождая большой собор в небольшом селе, отец Владимир.

Мы постоянно отслеживаем, как идут восстановительные работы в красивейшем храме в селе Вяз. Город Слободской продолжает украшаться. В селе Русском скоро появится новый иконостас, сейчас его создают в Софрине.

В Чистых прудах строится храм – большой, огромный, уровня собора. У нас есть чему радоваться на Вятской земле.

– Можно ли помечтать о возрождении Александро-Невского собора?

– Мечтать можно. И нужно. Но к этому необходимо прикладывать большие усилия. Нужны затраты огромных средств. Думаю, что только строительная часть встанет под 2 миллиарда рублей. Но дело-то не в деньгах, а в нас самих. Когда этот храм будет нужен нам самим, когда мы будем прикладывать к этому усилия, у нас всё получится. Прекрасные слова в Священном Писании: «Бог – сердцеведец». Но в то же время Он говорит: «Без меня не можете творити…» И, если Он увидит, что этот храм сегодня в наших сердцах востребован, Он поможет. Потому что опять-таки есть такие слова в Библии – «толцыте и отверзется вам»: «просите – и дастся вам».

Вот когда нам это действительно станет необходимо и важно, храм будет стоять на своём прежнем месте. К этому мы прилагаем усилия. Есть понимание и у власти предержащей.

– Несколько лет назад событием для Кирова стало открытие памятника преподобному Трифону Вятскому, в церемонии участвовал министр культуры РФ Владимир Мединский. Как вы относитесь к православной скульптуре, поддержите ли появление новых памятников?

– В жизни должно быть место для всего, что несёт положительное влияние на наше с вами сознание, сердце и душу. Памятники – от слова «память». На примерах выдающихся подвижников мы воспитываем новые поколения. И чем больше таких образов будет в городе, тем лучше. Это будет хорошо.

Есть задумка поставить ещё несколько памятников. В частности, памятник царской семье. Он уже изготавливается. Через Вятку шёл поезд с царской семьёй в годы гонений, когда их везли в Екатеринбург на верную смерть. В городе была остановка. Они выходили, они были на нашей земле.

Хотелось бы оставить в памяти это событие. Потому что они прославлены в лике святых в чине страстотерпцев.

Они показали высоту духовной жизни. Они никого не осудили и приняли со смирением те жизненные обстоятельства, в которые попали.

– Скоро завершается учебный год в Вятском духовном училище. Чем отличается учёба здесь от «обычных» вузов, бывают ли, например, дни открытых дверей? И достаточно ли священников готовит для Вятки духовное училище?

– Одна из задач, которая стоит перед нами: возрождение духовных школ на Вятке. У нас была своя хорошая большая семинария. И, говоря так, я имею в виду не количество зданий, а то, какие выпускники выходили из её стен.

Мы получили благословение Святейшего Патриарха Кирилла на возрождение Вятской духовной семинарии. В настоящее время здание под неё нам передано. Идёт оформление документов на земельный участок. После решения этой задачи будет заказана проектно-сметная документация, чтобы на основе исторических данных вести восстановление семинарии.

А по поводу дней открытых дверей… Мы ни от кого никогда не закрывались и рады общению. Человек интересующийся может прийти и посмотреть, как и где идёт процесс обучения, познакомиться с жизнью училища. Но тут важно помнить фразу: «Информация без применения – это любопытство, а информация с применением – это знание».

– Вы традиционно принимаете участие в Великорецком крестном ходе, а в 2015 году даже первым из архиереев прошли крестным ходом весь путь. Что для вас крестный ход?

– Крестный ход – это не просто традиция. Это одна из разновидностей духовного делания и подвижничества. Человек в это время остаётся один на один с Богом. Те, кто ходит в Великорецкий крестный ход, вверяют себя на это время в попечение святителю Николаю. Его участники не ведут праздных разговоров. Не потому, что путь трудный. А потому, что ход для них – возможность выйти из обыденной жизни, побыть среди единомышленников и наедине с Богом. Тут происходит воплощение слов Священного писания: «Где двое или трое собраны во имя моё, там я посреди их». Ради Бога люди сюда пришли. А если два или три человека ради Бога собрались, то Бог – среди них. Мы получаем опыт радости богообщения, а потом этот опыт продолжаем распространять на свою повседневную жизнь, на своё обыденное общение в течение года.

– Приходилось ли вам прежде участвовать в крестных ходах?

– До этого в крестных ходах, конечно, участвовал. И на Дальнем Востоке, где я служил, мы проводили крестный ход с Албазинской иконой Божией Матери по Амуру – от Благовещенска до Николаевска-на-Амуре. Это почти 3 тысячи километров. Путь тоже был нелёгким: летнее время, жара за тридцать, влажность – почти 100 процентов, в это же время – мошка, слепни, гнус тебя едят и кусают… За день – как минимум две службы, а в среднем – три-четыре службы в различных посёлках. Подчас они труднодоступны. Можно только рекой дойти. А если ехать на машине, то достаточно сложная дорога через тайгу.

– Кто-то из ваших друзей и знакомых, живущих в других городах, приезжал на Вятку специально для участия в крестном ходе?

– Специально приезжают, принимают участие. Каждый – по своим силам. В прошлом году одного вообще несли на руках, так как он ногу себе повредил. Но это тоже показатель отношения к ближнему своему. Его не бросили, а пронесли весь остаток крестного хода на руках. И он им был благодарен, и они тоже получили пользу. Ведь когда человек может явить качества своей души?.. Когда он смотрит телевизор и рассуждает о духовной жизни? Или в испытаниях? Думаю, конечно, в испытаниях. Люди, которые нуждаются в нашем внимании и заботе, они необходимы – чтобы мы не зачерствели.

– В прошлом году в Великорецкое приезжал Патриарх Кирилл. Что оказалось самым сложным в организации визита?

– Конечно, приезд Патриарха – выдающееся событие в истории нашей области. О том, что были какие-то сложности в организации приезда, я бы не сказал. В технических вопросах нам во всём очень помогали благотворители и местные власти.

Конечно, Святейший Патриарх высказывал пожелание по возможности пройти крестный ход весь или частично. Это его искреннее человеческое желание. Но мы понимаем, какое послушание в настоящее время он несёт на своих плечах, какая мера ответственности за современную Церковь лежит на нём.

Если Бог даст, мы с большой радостью будем вновь принимать его, когда появится возможность. Но, я думаю, что новый приезд Патриарха должен быть связан с какими-нибудь значимыми событиями в нашей жизни на Вятской земле. Скажем, освящение того же Спасского собора, когда он предстанет во всей своей красе. Когда будет полностью восстановлен Трифонов монастырь. Когда будет восстановлено Великорецкое. Что-то надо показать.

– «Кировская правда» – официальная газета правительства Кировской области. Можете сказать, как, на Ваш взгляд, должны взаимодействовать власти светская и духовная, чтобы дела решались сообща на благо общества?

– Если ответить кратко на этот вопрос, я бы порекомендовал нам с вами просто взглянуть на наш Герб: двуглавый орёл – символ того, какими должны быть взаимоотношения в нашем государстве, обществе, какими должны быть взаимоотношения между ветвями власти. Ведь две головы – это две власти: светская и духовная, которые отвечают за государство, за народ и за территорию, за вхождение его в Царствие Небесное. Поэтому взаимоотношения – это исключительно соработничество. Ради людей, Бога, нашего государства, слава о котором всё время шла по всей земле. Наше государство – это Русь Святая. Надо не умалять своего достоинства и своего статуса.

– Служение архипастыря требует высокой ответственности, собранности, крепости телесных и духовных сил. Как удаётся сохранить форму? Есть какие-то секреты?

– Наверное, просто Бог дал здоровье. Но телесное здоровье не самый главный показатель. Важно быть человеком, сильным духом. Мы знаем из житий святых, из истории нашей с вами Церкви о подвижниках, которые при слабом физическом здоровье оставили огромный след в историческом и духовном наследии. Взять того же Амвросия Оптинского, который людей принимал, по сути дела, лёжа. Он мог питаться только отварами и кашей, никакой твёрдой пищи. Но в исторической памяти народа он остался как светоч.

Да, Бог даёт здоровье, но потом спросит с нас, как мы им распорядились.

– Расскажите о ваших увлечениях мотопутешествиями, фотографией…

– Любое увлечение либо развивает человека и делает его лучше, либо развращает. Это касается и искусства фотографии, ведь искусство – от слова «искус», это испытание.

Увлечение фотографией для меня не просто познание технических моментов, но и возможность научиться смотреть на мир немного другими глазами. Так же, как и мотопутешествия. Когда ты едешь по стране на двухколёсном транспорте, это тебя тоже развивает.

Не каждый человек отважится сесть на транспорт повышенной опасности. Для этого нужен определённый склад характера, поэтому мотобратия далеко не всякого примет в свою среду. Только когда ты им понятен, если ты из их среды. Но, если тебя приняли, ты ощущаешь радость общения с людьми.

Ведь у каждого человека возникают вопросы духовные, на которые он хочет получить ответ. И именно в путешествиях появляется возможность более близкого, тесного и доверительного общения между людьми. В испытаниях человек не только закаляется, но и раскрывает качества своей души.

– Приближается праздник Пасхи. Ваши пожелания жителям нашей области накануне Светлого Христова Воскресения?

– Главное пожелание: пройдя по мере своих сил дни Великого поста, надо сохранить этот опыт, научивший воздерживаться, – и в плане духовном, и душевном, чтобы те или иные страсти не властвовали над нами.

Вместе с этим опытом, подготовившись к празднику и душой, и телом, желаю встретить Пасху с духовной радостью.

P. S. И поздравление «Кировской правде» со столетием…

– Что можно пожелать газете в год столетия? Осознавайте меру своей ответственности за тех людей, которые читают вашу газету. Потому что очень важно, на чём человек воспитывается. Важно, кто и какую информацию ему доносит. Важно, чтобы эта информация была правдивой и честной. Поэтому желаю вам развиваться дальше, ощущать своё место в жизни общества. Несите своё служение, выполняйте работу не только с достоинством, но и честно, справедливо.

По материалам газеты «Кировская правда»

Фото

Возврат к списку