14.07.2018

В Кирове начала работу выставка «Духовной жаждою томим»

12 июля 2018 года в 17.00 в творческой мастерской Музея истории Хлынова состоялось открытие выставки мастера резьбы по дереву Н.В. Салангина «Духовной жаждою томим».

Николай Васильевич Салангин занимается резьбой икон с 1980-го года. Чтобы научиться этому промыслу, он собирал материалы по православному иконописанию, резьбе и о христианстве буквально по крупицам. Посещал известные картинные галереи и православные храмы страны. Многолетний труд претворился в созданные мастером иконы. Всего руками Н.В. Салангина выполнено более двухсот работ, треть которых представлена в экспозиции.

На открытии уникальной выставки присутствовали представители Вятской Епархии, глава Первомайского района города Кирова Вячеслав Николаевич Симаков, начальник управления культуры города Кирова Марина Александровна Исупова, писатели, художники и неравнодушные к творчеству талантливых земляков жители города.

Примечательно, что Николай Васильевич – мастер-самоучка. Это не профессиональный художник. Однако судьба привела его к этому делу. Прежние его профессии все были связаны с водой. Начинал с моряка, работал в Вятском речном пароходстве, в дальнейшем в МУП «Водоканал» города Кирова, в АО «Кировские коммунальные системы». Но с 1980-го года увлекся резьбой икон.

Всего в ассортименте Николая Васильевича выполнено более двухсот работ, на выставке представлено чуть больше семидесяти. Остальные были подарены или проданы за символическую цену.

Приглашенные гости высоко оценили работы Н.В. Салангина.

Глава Первомайского района города Кирова Вячеслав Николаевич Симаков в начале встречи отметил, что пришел на открытие, поскольку ему захотелось познакомиться с творчеством вятских мастеров, представленном в стенах музея: «Творчество талантливых земляков перекликается как с историей России, так и с историей Вятки, что очень ценно. Низкий поклон мастеру и организаторам выставок. Изучая нашу историю, мы возрождаемся, стремимся к лучшему, проводим работу с образовательными учреждениями, чтобы учащиеся также приходили сюда, узнавали историю родного края. Надеемся на новые выставки, которые нас продолжат удивлять и радовать».

Начальник управления культуры города Кирова Марина Александровна Исупова поделилась впечатлением от выставки: «Очень приятно, что у нас именно самоучки в процессе каких-то своих жизненных исканий доходят до глубоких основ, вероятно, сначала сердцем, а затем приобретая особое мастерство. Высочайшего мастерства представленные работы могут и в дальнейшем становиться украшением различных выставках».

Добрые слова в адрес мастера прозвучали и от духовенства. Руководитель Миссионерского отдела Вятской Епархии иерей Петр Машковцев обратил внимание, на глубокое назначение иконы для человека.

«Искренняя благодарность за тот праздник, который Вы своей выставкой нам сегодня приготовили, к которому мы можем с вами прикоснуться, - обратился отец Петр к Н.В. Салангину. – Ведь икона – особое явление в жизни человека. Надо понимать, что икона – не просто предмет, на котором что-то нарисовано. Икона – это предмет, с одной стороны, материальный, но если у человека чистое сердце, если у человека живая душа, то через этот предмет материальный он соприкасается с миром духовным, ему открывается мир Божественный, тот мир, где находится Царство Божие, где находится жизнь вечная, жизнь блаженная. Благодаря иконе человек может соприкоснуться с этой вечной блаженной жизнью, которую Господь нам всем уготовал. И нам надо понимать, что икона не должна услаждать физические чувства, когда начинаешь в нее всматриваться, начинаешь молиться перед ней, то какие-то, может на первый взгляд, казалось бы, неправильные линии, открываются под другим углом, открывается что-то таинственное, духовное. И, конечно же, это возможно только благодаря тому, если сам мастер соприкасается с духовной жизнью и свой опыт духовной жизни передает всем остальным. И благодаря работам Николая Васильевича, мы также сегодня имеем возможность соприкоснуться с миром духовным, получить благодать Божью, которая в нашем сердце рождает надежду на помощь, на милость Божию. Валерий Иванович (В.И. Федяев), Вам как организатору, и Вам Николай Васильевич, хотел бы передать благословение нашего Владыки митрополита Вятского и Слободского Марка, пожелать творческих успехов на многая и благая лета».

Ключарь Успенского собора Трифонова монастыря протоиерей Александр Балыбердин обратил внимание на то, как не случайно Николай Васильевич назвал свою выставку:

«"Духовной жаждою томим" – прекрасные строки. Они передают, на мой взгляд, очень точно и глубоко одну простую мысль: подобные работы нельзя делать в состоянии духовной сытости, тем более пресыщенности. Необходима духовная жажда. Жажда такая, как человек ждет Бога, как иногда жаждет воды в знойный день. Когда такая жажда поселяется в сердце, тогда рождаются такие прекрасные иконы, с которых на нас смотрит Сам Господь, Богородица, святые. И когда мы входим в это пространство иконы, соприкасаемся с ними, мы не можем этого не чувствовать».

…Среди икон, представленных на выставке, особенный интерес собравшиеся проявили к образу Божией Матери «Хлыновская». Мастер пояснил, что однажды увидел фотографию этой иконы в книге и решил воссоздать образ на дереве. Многие участники были удивлены, что на Вятской земле есть «свой» образ Богородицы. Зам. руководителя Миссионерского отдела Вятской Епархии протоиерей Андрей Лебедев пояснил, что Хлыновская икона Божией Матери пребывает в Серафимовском соборе города Кирова. Директор музея истории Хлынова В.И. Федяев отметил, что мастер созданную им Хлыновскую икону Божией Матери подарил музею.

Автор работ искренне поблагодарил посетителей выставки за проявленный интерес и поведал о том, что подвигло его создавать иконы.

«Как пришел? Господь, наверное, привел. Действительно, томимый какой-то жаждой, вдруг я захотел вырезать иконы, - начал свой рассказ Н.В. Салангин. – Время было неблагоприятное для такого творчества – начало 80-х, еще советский период. В книгах по искусству, которые у меня были, увидел икону «Благовещение Пресвятой Богородицы» и первую ее вырезал в четырех экземплярах и подарил знакомым, поскольку понравилась самому.

Большая работа была проведена мной по изучению иконописи, по изучению Священного Писания. Появилась любовь к святым, особенно на фоне наступающего мира потребления, который накрыл страну после советского прошлого. Мы же с друзьями были воспитаны на бескорыстии, нацелены на другие ориентиры – путешествия, поэзию… Ведь наша юность прошла в Ленинграде, где на улицах гремели стихотворения Андрея Вознесенского, Роберта Рождественского. Но и в другой век, более прагматичный, душа потянулась вновь, выражаясь словами поэта Н.А. Некрасова, «от ликующих, праздно болтающих, обагряющих руки в крови, уведи меня в стан погибающих за великое дело любви!». И святые, чьи лики смотрят на нас с икон, практически все погибли за великое дело любви, потому что Христос – это любовь. Но все мы знаем, что любовь ко Христу проявляется через любовь к ближним. У меня эта потребность души выливалась также в творчестве».

И буквально после написания первой иконы Николай Васильевич уже ежедневно, еженедельно, ежегодно упражнялся в этом деле. Автор поведал и о бытовых трудностях, которые пришлось претерпевать, занимаясь выбранным делом. Поначалу ему приходилось не просто даже с изысканием места для работы, поскольку квартирка была однокомнатная, в ней проживала наша семья из четырех человек, включая двоих детей. Примкнуться, чтобы вырезать икону, можно было только к подоконнику. Позже появилась другая квартира, а вместе с ней и возможность работать больше, качественнее, на большой лоджии был установлен верстак. Работал мастер только вручную, без каких-либо механических инструментов. Вырезал иконы дома на лоджии и в овощной кладовке, часть работ увозил в сад, где покрывал их лаком. Как таковой мастерской не было.

В 80-е годы минувшего столетия сложности были и с инструментами. В магазинах, в том числе хозяйственных, не было ничего. Не мог купить даже топор или пилу. И первый инструмент Николаю Васильевичу в тот период делал отец, он был кузнецом и ковал, что было необходимо сыну для резьбы икон. Практически семейной реликвией стала у Н.В. Салангина дедовская стамеска. Затем он приобрел в Оричах три полукруглые стамески, что стало для него большой радостью. Постепенно набралось все, что требовалось для работы: и книги, и иконы, и оформленное место.

«Работал бритвой, скальпелем, применяю часто наждачную бумагу, две-три круглые стамески. Больше всего работы приходится на шлифование иконы. После вырезания требуется добиться гладкости, ровности, шлифовки и прочее. Много времени уходит на то, чтобы отшлифомать иконы и создать сам иконный лик», - говорит Николай Васильевич.

Рассказывая о технологии изготовления икон, мастер пояснил, что сначала делается углубление, которое называется ковчег. Он также отметил, что не стоит чересчур заострять внимание на киоте и рамочке, ведь икона должна быть красива, в первую очередь, ликом, а не узорами, которые украшают поля этой иконы.

«Технология такая – сначала надо полюбить святого или явление из Священного Писания, которое хочется изобразить, посмотреть, как делали это другие, собрать и изучить всю обнаруженную информацию, - поделился секретами мастерства Н.В. Салангин. – Потом нарисовать красиво, нарисованный лик выдержать месяц, чтобы можно было подправить, ведь любое дело улучшается со временем. Затем вырезаешь контур».

Удивительно и то, что при создании резных икон Николай Васильевич пользуется небольшим количеством инструментов: бритва, насаженная на ручку с очень тонким лезвием, позволяет на любом крепком дереве вырезать линии, контуры, затем вырезается полукруглой стамеской ковчег, затем стамеской помельче, плоской. Затем работа тонкая новым мало заточенным скальпелем. Нужны также хорошая заточка инструмента, наждачная бумага. Кроме того, важно правильно подписать икону на церковно-славянском языке, поэтому у Николая Васильевича всегда под рукой справочники по церковно-славянскому языку. В домашней библиотеке Н.В. Салангина многочисленные пособия по иконописи. Так рождаются икона за иконой в мастерской Николая Васильевича.

Отвечая на вопросы собравшихся, Н.В. Салангин рассказал, что для создания икон старается применять материалы из пород различных деревьев, произрастающих в наших лесах – березы, ели, сосны, ольхи, яблони. Иногда в качестве материала использует редкие материалы, например, красное дерево. Интересен подход мастера и к установке икон, старается их не прикреплять на гвозди, а сохраняя традиции благочестия, устанавливать старинным способом.

Некоторые картины вырезаются годами, все зависит от сложности. К тому же, как отмечает автор, постоянно трудиться только над одной иконой тяжело, поэтому он часто занимается сразу несколькими работами. Такой подход позволяет ему переключаться с одной более тонкой работы на ту, которая не требует огромного напряжения глаз, затем на третью: ведь нужно и пилить, и строгать, и крупной стамеской работать, третью икону нужно олифить и покрыть лаком. Бывает, что приходится ту или иную работу начинать сначала. Николай Васильевич убежден: «Нельзя иконы делать нерадиво – это грех перед Господом, всегда все нужно стараться сделать хорошо. Икона должна тебе самому нравиться и выражать духовность, перед ней должно возникать стремление обратиться с молитвой к первообразу – святому, Божией Матери и Самому Господу».

Среди многих икон, изготовленных руками Н.В, Салангина, самому мастеру, помимо Хлыновского образа Божией Матери более всех близка Владимирская икона Пресвятой Богородицы, как заступница всей России и его семьи в частности. В его доме также всегда находится образ святителя Николая Чудотворца как духовного покровителя Николая Васильевича. И каждый раз, приступая к работе, мастер обращается перед святыми образами за благословением. После чего под покровом Божией благодати усердно принимается трудиться над вырезными иконами.

Пресс-служба Вятской Епархии

Фото

Возврат к списку