14.09.2021

Отблески светлой души

В марте 2020 года к лику святых был причислен протоиерей Николай Флоров, который служил в разных храмах Котельничского уезда и в годы советского безбожия твёрдо исповедовал православную веру. Отец Николай был не только ревностным пастырем, но и талантливым проповедником, духовным писателем, чьи статьи печатались в различных изданиях. Одна из них, опубликованная в 1914 году в «Вятских епархиальных ведомостях», посвящена протоиерею Павлу Добрынскому (14.02.1848 – 16.02.1914), служившему в селе Спасском Котельничского уезда. Отец Павел был не только близким родственником, но и большим другом священноисповедника Николая Флорова, с которым делил все скорби многотрудной пастырской жизни. Статья приводится в сокращении.

В воскресенье 16 февраля в селе Спасском Котельничского уезда тихо скончался в день своего Ангела священник Павел Михайлович Добрынский. Когда перед Божественной литургией к постели больного подошёл его сын священник Василий и спросил: «Папа, где же отслужить нам молебен?», тезоименитый отец Павел ответил: «Я привык молиться в день Ангела в школе со своими ученицами, но дойти не могу, сослужите уж в церкви». В час дня после приветствий батюшка повернулся лицом к храму, последний раз взглянул на него и неожиданно для всех отдал Богу душу. С молитвой на устах за детей, с мыслью о школе и храме завершил отец Павел своё земное поприще.

Он предчувствовал близкую кончину и незадолго до смерти посетил всех родных и разослал им фотографические карточки. Вероятно, то же предчувствие побудило отца Павла почти за год до смерти выйти за штат. Этому решению все удивлялись: казалось, ещё так много в нём бодрости и сил! Оставив вместо себя своего сына священника Василия из села Атар, отец Павел весело сказал: «Мне ничего не нужно, лишь бы устроить всё». Если припомнить христианскую кончину в день Ангела, религиозную настроенность, с которой батюшка неоднократно приступал к святым таинствам исповеди, Причастия и соборования, то, действительно, отец Павел устроил всё на земле и приготовился к вечности. И вот в день погребения напутствуемый молитвословиями Святой Церкви под торжественные звуки колокольного звона, он навсегда простился с землёй, оставив свои дела. В третий день предстала его душа пред Господом Богом, и Творец веков, показывая содеянное добро, сказал Своему бренному созданию: «Хорошо, добрый и верный раб! В малом ты был верен, над многими тебя поставлю, войди в радость Господа своего».

Почему с радостью вспоминают отца Павла на земле? За что благодарят его прихожане и множество крестьян из соседних сёл? Почему так искренно плакали школьницы и говорили такие сердечные речи? В чём причина многолюдного собрания у гроба, обильных слёз и воздыханий у свежей могилы? Одна ли только молитва за пастыря как за строителя Тайн Божиих? Всё: чувство благодарности и долга, дела и любовь отца Павла, на которые люди ответили своей любовью, — вот причина благодарной нашей памяти.

Тяжко скорбели сослуживцы, потерявшие искреннего товарища, который просил их совершать дело Божие с радостью и охотно, а не по нужде. Отец Павел жил «в невозмутимом согласии и любви, которой терпеливо покрывал все их недостатки», ни на кого не жаловался, не доносил начальству, «стараясь сплотить и объединить братию в одну, связанную общими интересами семью». «Речь его всегда была мягкая, обращение ласковое и вежливое. Он никогда не позволял себе возвышать голоса, и с его языка не вырвалось ни одного оскорбления. Батюшка не выдвигал себя, не доискивался почестей и похвал, прежде всего сознавая свои человеческие немощи» (из надгробной речи священника Леонида Авенирова).

Прихожане благодарны отцу Павлу за прекрасное молитвенное исполнение Божественной службы. Они плачут о своём кротком, в высшей степени терпеливом духовном руководителе, опытном церковном хозяине и пастыре всех огорчённых и обременённых житейскими невзгодами. Вот Божий храм. Он расширен, просторен, блещет золотом и художественной росписью. За такое убранство, за красивое пение школьниц Спасо-Преображенскую церковь следовало бы перенести в город и поставить на многолюдную площадь.

Светлое и уютное двухэтажное здание школы украшает село. Это центр дум и забот отца Павла. Что же особенного в школе? На первый взгляд — ничего, но так ли это? Вот здание общежития, сад и пруд. В главном корпусе — удобные квартиры учительниц, широкие лестницы, громадные окна, повсюду много света, чистота классных комнат. Школьные здания свидетельствуют о батюшке как об отличном строителе и примерном заведующем. Вот в золотой раме Христос, благословляющий детей, портреты просвещённых школьных деятелей уезда. Отец Павел, учившийся вместе с В.М. Васнецовым в Вятской семинарии, сам прекрасно писал масляными красками и имел свидетельство иконописца. Вот особая комната с пяльцами, швейными машинками, утюгами. Библиотека, фисгармония. Под аккомпанемент поют школьницы в белых фартучках и юбочках коричневого цвета.

Итак, неужели нет ничего особенного в школе? Если раскрыть альбом фотографических карточек, если прочесть составленную отцом Павлом краткую летопись церковно-приходской школы, то пред взором посетителя предстанет духовное величие этого замечательного пастыря, горячо любившего крестьянских детей и народное образование. Скольких он пристроил и вывел в люди, сделал полезными гражданами! Сколько издержал личных средств на их обучение, употребив много труда и сил! Скольких девочек он подготовил в гимназию, платил там за их содержание, хлопотал об учительских местах для них. С малышами отец Павел ходил за грибами. Он и в огороде, и на речке с ребятами. Батюшка играл с ними, смешил их, но и учил молиться Богу, дарил им рубашки, сладости и игрушки. Дети улицы, нищенки горячо привязались к своему «дедушке»…

* * *

Поучительна история школы. Отец Павел составил её летопись в 14 главах. «В один из весенних вечеров 1891 года, — писал батюшка, — в моей небольшой квартирке собралось духовенство. На рассмотрение были поставлены вопросы, как открыть церковно-приходскую школу и успешнее вести дело обучения детей. Решили все заботы об этом возложить исключительно на одного меня». В 1893 году с ведома причта и церковного старосты, которые вполне разделяли взгляды батюшки на важность церковного обучения детей, отец Павел приступил к возведению школьного здания, на постройку которого получил деньги и лес, приготовленный для ремонта торговых лавок. Село Спасское стоит на берегу сплавной реки Моломы. Рядом расположена лесная биржа, куда съезжаются лесопромышленники и разное начальство. Отец Павел воспользовался случаем и рассказал сплавщикам о своём намерении. Добряки откликнулись и пожертвовали брёвнами и деньгами по 10–15 рублей.

Но показалось облачко, которое, постепенно сгущаясь, скоро перешло в грозную тучу. С тех пор благополучие отца Павла пошатнулось. Дело в том, что ближе сорока сажен к воздвигаемому школьному зданию стоял кабак местного торговца. Питейное заведение И. И. нужно было закрывать, и тот решил бороться с церковным делом. Начал с того, что внушил волостному старшине не выдавать свидетельство на постройку школы: мол, участок земли принадлежит крестьянам, а не духовенству. «Возможно ли представить себе заочный приказ содержателя кабака? — писал отец Павел. — Стало грустно на душе. Я понял, что начинается жестокая война кабака со школой. Между тем дело было начато, и отступать от него я считал для себя позором».

Батюшка пожаловался земскому начальнику, который приказал выдать свидетельство. «После сего, — продолжал отец Павел, — я приступил к закладке и торжественно отслужил молебен. Но к вечеру того же дня по селу стали ходить тёмные слухи, что ночью здание по бревну будет разбросано. Ставлю караул, и, слава Богу, всё обошлось благополучно, стройка растёт. Но недолго мне пришлось наслаждаться радостным чувством: получил от земского начальника повестку о явке на суд. Множество чувств и мыслей за это время волновало меня, а в час суда я шёл удручённым: никогда и ни с кем не судился. Крестьяне уже прослышали о моём деле и язвительно рассуждали в мой адрес: «Попа судить станут. И. И. — штука: хоть кого обточит». В ограде и в самом правлении собрались громадные толпы любопытствующих лиц».

Сотни глаз устремились на священника, который основательно доказал, что одворичное место псаломщика Курочкина принадлежит церкви. Кабатчик перенёс дело в Съезд, потом в Губернское присутствие, но и здесь потерпел полное поражение. Между тем школьное здание возвели, и в нём стали учиться ребятишки, а кабак снесли. Тогда И. И. обвинил отца Павла, во-первых, в том, что при строительстве будто бы вытоптали овощи, посаженные сыном умершего псаломщика (представьте содержание обвинения!); во вторых, якобы батюшка незаконно завладел одворичным местом, нарушая права наследства; в-третьих, школьное здание будто бы суживает улицу… После прекращения одного дела, немедленно возникало другое, рождалось третье, четвёртое, пятое и шестое. Последнее даже разбиралось в Правительствующем Сенате. Кабатчик дела свои проигрывал, но отец Павел не торжествовал, он «жестоко страдал душой», потому что всё время «волочился по судам, унижался, хлопотал, тратил деньги, время, энергию, переносил нравственную муку и убивал здоровье», а мог бы, как считал батюшка, «оставаясь спокойным, великую пользу принести детям».

После поражений И. И. пошёл в атаку с другой стороны: он стал нападать на честь отца Павла и Спасской церковно-приходской школы. «Количество учащихся с каждым годом увеличивалось, уже было 200 мальчиков и 40 девочек, — писал батюшка. — Школа обширная и свободно может вместить до 300 человек, между тем в земских школах число учеников стало значительно сокращаться». По наущению недобрых людей учительницы последних стали переманивать учениц и дарили перебежчицам платки, старые юбки и кофты. Про Спасскую школу пустили неправдоподобные и непозволительные слухи: «учат плохо и мало, книг там нет». Дошло до того, что начальник губернии князь Горчаков, поручив расследовать положение дел земскому начальнику И.И. Падарину, предложил «убрать учительниц церковно-приходской школы как малограмотных».

Педагогами с 1 сентября 1899 года являлись Мария Васильевна Куршакова и Мария Андреевна Палкина. Первая окончила курс в Котельничской женской прогимназии, вторая — в Кырчанской второклассной школе. Девицы образовали хор и прекрасным исполнением песнопений обратили внимание на него жителей прихода и соседних сёл. Стали давать концерты, их приглашали на церковные торжества. Уездный наблюдатель протоиерей Иоанн Вознесенский, послушав однажды пение учениц-хористок во время венчания, сказал отцу Павлу: «Я был удивлён. У нас в городе за такое пение взяли бы не менее 15–20 рублей!». После обязательных предметов учительницы безвозмездно обучали девочек кройке, шитью, вязанию, вышиванию, плетению кружев, шитью кожаной обуви.

Что оставалось предпринять в защиту школы и доброй чести преподавателей? Отец Павел собрал все официальные отзывы о школе и об учительницах и с документами отправился в Вятку. Здесь он разъяснил недоразумение, и школьные труженицы, безвинные страдалицы остались на своих местах и даже были представлены к серебряным медалям «За усердие». Затем во избежание противостояния между школой и училищами отец Павел решил пожертвовать двумястами учениками-мальчиками: в 1907 году Спасская церковно-приходская школа была преобразована в женскую.

Но следующий натиск кабатчика стал для батюшки роковым. Однажды в храме состоялось приходское собрание, где отца Павла обвинили в присвоении церковных денег! Священник писал: «И. И. водил меня по судам в течение двух десятков с лишком лет, но эти последние доносы окончательно испортили мои нервы. Подорвалось здоровье, не вынес я укоризн и вышел за штат. Не желая отдать церковную школу в чужие руки, долго думал об этом деле. Наконец Преосвященный Филарет назначил на моё место сына моего. И теперь школа будет в таких руках, что И. И. нечего взять».

По поводу ложного доноса отец Павел привлёк кабатчика к законной ответственности, но по недостатку физических и нравственных сил, как и прежде всегда, отказался от суда: «Я решился предать дело на суд Божий. Теперь мне остаётся выждать день для перехода из Спасского прихода в иную местность, где будет вечность. Если бы пришлось прийти в одно и то же место с ребятишками, о, как было бы хорошо! Летопись моя кончается…».

* * *

Кто же нравственно поддерживал отца Павла в его борьбе с кабаком и неправдой? Сильнее всех — Преосвященные владыки, из них наиболее — Высокопреосвященный Алексий (Опоцкий), впоследствии архиепископ Карталинский и Кахетинский, экзарх Грузии. Местные жители весьма сочувственно относились к церковно-приходской школе в её борьбе с кабаком. Родители радовались, что их девочки читают и поют в храме, что за ними, за их опрятностью наблюдают. Бедным школьницам выдавали одежду и обувь. Имелась баня и столовая, детям безвозмездно стирали бельё. Школу и общежитие ежедневно посещал фельдшер. Больных отец Павел увозил в соседние больницы и на личные средства лечил детей, заботясь о них, как о родных.

Прекрасно был поставлен процесс обучения. Один из лучших дней в школе — выпускной экзамен. У отца Павла было принято так: накануне в декорированной зеленью и цветами молитвенной комнате торжественно служился молебен, в конце которого батюшка говорил простую речь о значении экзамена. Добрый пастырь задушевным словом подбадривал юных учениц настолько, что дети всегда оставались спокойными при экзаменационных испытаниях. После устраивался литературный вечер, на котором девочки пели и читали. В другом зале ученицы показывали свои работы: кружева, полотно, обувь, шитьё и прочее. В саду выпускницы фотографировались с батюшкой в общей группе, а затем в последний раз садились за парты. Отец Павел каждую благословлял, награждая Евангелием и молитвенником, а попечительница школы матушка Мария Филипповна Добрынская, необыкновенно добрая женщина, раздавала подарки: одежду, башмаки, платки, ситец, книжки и в изобилии разные сладости. Бывали случаи, что при прощании выпускницы плакали…

Плакали ученицы и при гробе своего духовного отца, скорбно говоря: «Учил ты нас молиться об умерших, вот это завещание ныне и совершаем над тобою. Ты предстоишь на суде Божием, и мы горячо молим Премилосердного Судью, да простит Он тебе все прегрешения и да упокоит тебя в Царствии Своём». «С какой радостью, с каким нетерпением мы ожидали дня твоего Ангела, — сказала другая. — В школе за молебном мы молились святому мученику Павлу, твоему небесному покровителю. Искренние детские молитвы мы возносили о сохранении твоего драгоценного здоровья. Этот день омрачился горькой печалью: Бог взял тебя от нас. Но мы всегда будем молиться об упокоении твоей чистой души. Ты любил нас, детей! Ты заступник и печальник за нашу школу».

«Отблески твоей светлой души, отец Павел, будут жить среди родных и знакомых тебе, — так начал надгробную речь Г.Ф. Шубин, ветеринарный врач из Вятки. — Везде, как весенний солнечный луч, ты вносил жизнерадостность и бодрость. Вот у старика разгладились морщины, появилась молодая улыбка на лице. Вот юноши и дети толпой обступили тебя, и трепетные их сердца переполнились радостью. Ты заставлял забывать невзгоды жизни, вблизи тебя дышалось легче, и этот Божий мир и наша жизнь становились красивее и милее. Особенно близки и дороги тебе были дети, и они своими чуткими сердцами сильнее всех понимали и любили тебя. Отцы и матери, не забывайте, что самым дорогим и близким другом отца Павла были дети, что приятным и вечным памятником для него будет ваше ласковое, заботливое, бережное отношение к душе своего ребёнка. Дети, и вы не забывайте заветов батюшки: любите друг друга! Да послужит отец Павел и для нас, родителей, примером любви. Ведь только по-детски, с чистой, светлой и всегда радостной душой люди созидают Царство Божие на земле».

Чин погребения 23 февраля совершили 12 иереев, возглавляемых почтенным братом покойного — протоиереем кукарского собора Александром Михайловичем Добрынским. Стечение народное было, как на Святую Пасху. Во время крестного хода с дорогими останками почившего богомольцы заполнили всю церковную ограду. Ветра не было, и свечи на улице не тухли. Так огонь нравственных страданий был погребён с восковым огнём молитвенной любви. «Приятен духовный твой облик, почивший: христианский в нём дух обитал».

Подготовили насельницы Владимирского монастыря в Пиксуре
По материалам газеты «Вятский епархиальный вестник»

Фото

Возврат к списку